Наследие Предков

Святоч - Символ Духовного Возрождения и Озарения Великой Расы. Этот символ объединял в себе: Огненный Коловрат (Возрождение), движущийся по Многомернику (Жизнь человеческая), который соединял воедино Божественный Золотой Крест (Озарение) и Небесный Крест (Духовность).

Наследие предков - Славяно-Арийские: сказы, сказки, былины, мифы, легенды, песни и стихи

Всем камням- Отец! Я вижу гасящего! Вещая птица Гамаюн Река Смородина
Новости

Притча о Белобоге и Чернобоге

О Чернобоге с Белбогом сохранилась любопытнейшая легенда. Впервые ее записал еще А.Н. Афанасьев, а последние записи относятся уже к ХХ веку. Разумеется, имена обоих Богов покрыты пеленой христианской фразеологии, но в древности сюжета сомнений быть не может — слишком уж нехристианское содержание легенды. Восстановить ее первоначальное звучание предельно легко — достаточно лишь заменить имена. Надеюсь, она хоть в какой-то степени вразумит горячие головы истовых «белобожников» и «сварожичей» и свирепых «чернобожников». Вот восстановленный мною текст легенды.

В давние годы жил кузнец. Был он мастеровит и благочестив. А потому поставил в честь Белбога и Чернобога два чура — Белый и Черный. И всякий раз перед началом работы кланялся обоим, просил подмоги, а в положенные сроки — и требы обоим клал.

Однако со временем кузнец состарился и помер, оставив кузню сыну. А тот был далеко не столь мудр, как отец. Почел постыдным для себя, человека Огня и Железа, кланяться какому-то Чернобогу. И не просто оставил без жертв и молитв Черный чур, а каждый раз, начиная работу и помолившись Белбогу, плевался в сторону Черного чура.

И вот, однажды, появился в кузне молодой паренек — подмастерье. Очень быстро сравнялся он в мастерстве с хозяином — тот нарадоваться не мог на понятливого парнишку. Скоро кузнец стал подолгу оставлять кузницу на своего помощника. И вот в один такой день подкатил к кузне возок со старенькой боярыней — расковались кони. Подмастерье подковал скакунов, а между делом предложил боярыне перековать ее на молодую. Старость кому в радость? Согласилась боярыня. Завел ее подмастерье в кузницу, растопил жарким-жарко горн, ухватил старуху клещами и сунул в огонь. После окунул в молоко, ударил молотом — осыпалась угольная корка, и показалась из-под нее молоденькая красотка. Наспех оделась, кинула кузнецу серебра, выбежала вон, накричала на остолбеневших холопов и унеслась со двора. А за нею исчез и подмастерье.

Искал его кузнец, искал, да ничего не выискал. А тут на том же возке подъезжает помолодевшая боярыня со стариком мужем: мол, на что мне, молодой, эта развалина?! Перекуй и его на молодого, кузнец-молодец! Изумился кузнец рассказу боярыни, но виду не подал — нельзя же показать, что подмастерье больше него, мастера, в кузнечном деле разумел. Растопил, порассказанному, жарче жаркого горн, ухватил старика щипцами, да в огонь! Вытянул головню, сунул в молоко, ударил молотом — головня и рассыпалась угольями.

Боярыня в крик — посередь бела дня извели мужа! Потащили кузнеца на строгий княжий суд, а там с душегубами разговор короткий…
А навстречу, на черном огнегривом скакуне, сыплющем искрами и дымом из ноздрей — кузнецов подмастерье в дорогом черном кафтане.
— Ну что, — говорит, — кузнец, несладко тебе? Не будешь, чай, на мой чур плеваться?

По-разному говорят — чем закончилась эта быль. Одни рассказывают — уволок Чернобог кузнеца в свое подземное царство, и пришлось ему там несладко. Другие же — и это в самых старых записях — говорят, что простил Черный владыка кузнеца, и даже боярина оживил, молодым сделал.

Однако все рассказы о том заканчиваются одним — «Белбогу молись, а Чернобога не гневи».

Кроме этого рассказа, есть еще несколько, где «перековка» стариков и старух на молодых — дело рук духов Тьмы. Нам же полезнее отметить, что существовало о том целое действо.

На Святки, в самые темные ночи года, время высшего могущества Чернобожьего, парень-«кузнец» с вычерненным(!) сажей лицом «перековывал» ряженых «стариков» и «старух» на детишек.

И еще стоит отметить — в предании Белбог не поспешил на помощь своему усердному почитателю, прогневавшему Его Черного «противника». Нельзя угодить Богу, оскорбляя другого Бога. Любопытно, что схожее — не по букве, но по смыслу — предание существует в Индии. В некоем храме стоял кумир Харихара, изображавший как бы сросшихся воедино Вишну, доброго Хранителя Вселенной и неистового Разрушителя-Шиву. Ходили в тот храм двое людей, один истовый почитатель Вишну, другой — преданный Шивы. И каждый из них, принося жертву, лез на кумира, затыкая ноздри «чужому» Богу. Продолжалась эта нелепица, покуда не ожил куммир, и не обратился к неразумным людям — каждый из Божьих ликов к своему — с гневным вразумлением.

Белобог и Чернобог одинаково важны. На внешнем плане может показаться, что они вечно перунятся (воюют) между собой, но если посмотреть глубже, то окажется что они не воюют, а помогают друг-другу вершить свои дела, они взаимодополняют друг-друга. А Перун, который находится между ними в Триглаве, разделяет их между собой, сохраняя Межу между ними.


Просмотров: 4502
Рекомендуем почитать



Популярное на сайте
Как случилась первая битва добра со злом Заповеди Богиня Лады-Богородицы Всем камням- Отец! Легенда о краже Мьёльнира Притча о Белобоге и Чернобоге Сказ о поисках Счастья