Наследие Предков

Святоч - Символ Духовного Возрождения и Озарения Великой Расы. Этот символ объединял в себе: Огненный Коловрат (Возрождение), движущийся по Многомернику (Жизнь человеческая), который соединял воедино Божественный Золотой Крест (Озарение) и Небесный Крест (Духовность).

Наследие предков - Славяно-Арийские: сказы, сказки, былины, мифы, легенды, песни и стихи

Дерево Мира Жар-Птица Аист-истребитель гадов Змеиный Царь - Уж, или откуда у ели слезы
Новости

Славянский след в фольклоре цыган

Речь пойдёт о песне «Солнце и Дана», которая записана у цыган «котляров» (кэлдэраров), до середины 19 века кочевавших на юго-востоке Европы, в том числе по территориям южных славян. Эта этническая группа отличается от прочих цыган тем, что основным источником их дохода с древности и до сих пор является кузнечное ремесло, изготовление и лужение котлов, скобяных изделий и их розничная разносная продажа. Пели и плясали кэлдэрары только для себя.

Во времена проживания цыган этой группы в Византийской империи, которая была очень внимательна к поведению всех населяющих её народов, не было издано ни одного «антицыганского» закона. «Более того, цыгане были признаны настолько полезным населением, что в ряде мест их вожакам даются определённые привелегии» (Н.Деметр. Н. Бессонов. В. Кутнков. История цыган. Новый взгляд. Воронеж 2000, С. 15).
Такое «примерное поведение» - трудолюбие и ненавязчивость - вызывало доверие окружающих и приводило к культурным заимствованиям, в том числе и у славян. Например, у котляров Троица называется «Русаля», поминки «помана», свадебное деревце – «дрэвцо», молодых встречают хлебом – солью, приданое называется «посаго».

Кэлдэрары – котельщики со своими изделиями

Кэлдэрары – котельщики со своими изделиями

Женское шейное украшение монисто, ставшее неотъемлемой частью народного цыганского костюма кэлдэрарок, так же заимствовано у славян. В 922 году Ибн Фадлан посетил Волжскую Булгарию и оставил в числе прочего описание наряда женщин русов: «На шеях у них [несколько рядов] монист из золота и серебра…». Эти сведения подтверждает и археология

Металлические украшения восточной славянки (венец, височные кольца, гривна, монисто). Реконструкция

Металлические украшения восточной славянки (венец, височные кольца, гривна, монисто). Реконструкция

В Средние века ношение ожерелий подобного типа было своеобразной модой, распространённой и у других народов, например, волжских булгар, татар, армян, греков. Однако европейские источники, зафиксировавшие проникновение первых цыганских таборов в центральную Европу в начале 15 века, при детальном описании их костюмов мониста не упоминают. Первыми носить мониста стали цыгане – кэлдэрары, кочующие по юго - восточной Европе, где до нынешнего времени в женских костюмах Сербии, Македонии, Болгарии и Румынии присутствуют эти древние украшения.

Прасковья Деметер, фото начала ХХ века

Прасковья Деметер, фото начала ХХ века

«Фольклор кэлдэраров отличается своеобразием и богатством, особенно надо отметить так называемые эпические песни, сюжеты которых заимствованы у народов Юго-Восточной Европы» (Н.Деметр. Н. Бессонов. В. Кутнков. История цыган. Новый взгляд. Воронеж 2000, С. 97). Нижеприведенная песня древнее эпоса, в ней рассказывается о событиях мифологических. Здесь Дана (от южнославянского «дан» - день) это утренняя звезда Деница (Венера), которая является одним из любимых персонажей сербского и болгарского фольклора.

Солнце и Дана

Что же это с Солнцем стало?
Солнце Дану полюбило.
"Будешь ты моею, Дана,
Станешь ты моей женою!"

Услыхала Дана Солнце
И в ответ ему сказала:
"Где же ты видал такое,
На сестре чтоб брат женился?

Так пойдем же, братец, к Богу,
Пусть он нас с тобой рассудит".
И отправились в дорогу,
Что вела на небо, к Богу.

Солнце руку поднимает,
Трижды щелкает кнутом.
Мост на небо вырастает,
К нему - лестница крутая.

Дана следует за Солнцем.
Солнце впереди ступает,
А вослед за ним и Дана.
Прибывают они к Богу.

Дана спрашивает Бога:
"Разве, Бог, ты разрешаешь,
На сестре чтоб брат женился?
Разве же такое было?"

Бог ни слова не промолвил,
Только пальцем указал,
К фараону их прогнал,
И пошли они ни с чем.

Дана Солнце умаляет:
"Ты послушай братец-Солнце,
Если брат сестру родную
Пожелал назвать женою,
Это, знай, позор великий!"

Умоляет Дана Солнце:
"За тебя тогда я выйду,
Коли сделаешь ты к мосту
Лестницу, но не простую:

Ты ступени восковые
Сбей железными гвоздями.
И по ней пойдешь ты первым,
За тобой ступать я буду".

Так и было, так и было
Все, что Дана говорила...
Воск от Солнца растопился.
Падая, вскричала Дана:

"Чем женой родного брата,
Лучше кормом стать для рыбы!"
И над ней сомкнулись волны,
Утонула в море Дана

( Текст представлен без повторов. «Золотые мониста», М. 1992. "Баллады и песни Кэлдэраров" стр.359-361).

В песнях южных славян Солнце любвеобильно и непостоянно. Оно, то крадёт красавиц с ритуальных качелей на Юрьев (Ярилин) день, то, разочаровавшись в поведении земной девушки, сватается к утренней звезде Денице (Венере), которую бросает, узнав о временной немоте первой жены.

В болгарской мифологической песне «Солнце и Мария», так же как и в цыганской песне, Солнце по брачным вопросам обращается к «вышестоящему» Богу, и планируемый Солнцем брак с Венерой (здесь с Деной – Деницей) не заключается, правда по другой причине – Солнце само отказывается от неё ради земной девушки (Песни южных славян. М. 1976, с. 28). Такое множество невест, жён, сестёр Светила и разнообразные до противоположенности варианты развития событий, связанных с богами характерны и для мифологии древних греков, вообще для мифологий индоевропейских народов.

Цыганка - котлярка с вышитым рушником. Фото 1925 года

Цыганка - котлярка с вышитым рушником. Фото 1925 года.

Загадочным в этой цыганской песне является образ фараона, к которому Бог молча прогоняет брата, желающего жениться на сестре. Цыганские племена, прибывшие в Византию, приняли христианство, стали называть себя «рома» то есть ромеи, византийцы. Из христианской культуры этой страны цыгане могли почерпнуть некоторые минимальные сведения о Египте и фараонах, у которых действительно случались кровнородственные браки. Ветхом завете описан такой же брак и еврейского патриарха, временно проживавшего в Египте. Однако такое детальное знакомство, как цыган, так и славян с Ветхим заветом в Средние века маловероятно – в то время библии читались только священниками в храмах на латинском и греческом языках. Возможность того, что в древней мифологической цыганской песне, заимствованной у славян, упоминается египетский правитель, крайне мала.

Так же бессмысленно, на мой взгляд, искать ответ на вопрос о появлении фараона в цыганской песне в том факте, что в Западной Европе, куда стали откочевывать цыганские племена после разгрома Византии, их (цыган) за экзотический вид и небылицы, которые они рассказывали о себе, стали называть «фараоново племя». У цыган, как и у большинства народов мира были запрещены браки между братьями и сестрами.

Зададимся вопросом, а имеется ли образ фараона в фольклоре других народов, непосредственно с Египтом не контактировавших? Да, имеется. В фольклоре вайнахов (чечен и ингушей) находим такую легенду: «Однажды Пиръа с войском переходил море, и волны, по воле бога, затопили их». В ссылке сказано, что имя Пиръа это искажённое «фараон» (Клейн. С. 135, 11). Про этого якобы «фараона» есть и другие легенды, например чеченская «Проклятие Пиръону»: «По рассказам, Пиръон создал медные своды небес. Он заставлял женщин подниматься на самодельные своды небес и оттуда лить воду…» (Сказки и легенды ингушей и чеченцев. М. 1983, с. 307). Или : «Пиръон спорил с Богом. По краю Вселенной он сделал навесы из бронзы наподобие небес. По ним он с шумом катал бочки, лил из них воду. – Разве я не Громовержец?!... Разве я не Бог?! – похвалялся он …» (там же). То, что в этих текстах речь идёт не о фараоне, а о славянском Громовержце Перуне, сведения о котором могли проникнуть на Кавказ в 7-8 веках н.э. доказано А.С. Клейном в его книге «Воскрешение Перуна. К реконструкции восточнославянского язычества», С-Пб. 2004.

Заманчиво было бы предположить, что и в мифологической песне «Солнце и Дана» под фараоном имеется ввиду Перун, к которому Бог отсылает брата и сестру для решения возможности их брака. Интересно, что уйдя от Бога «ни с чем», то есть не получив ни согласия ни отказа, Дана боится идти к «фараону», это говорит о том, что она не сомневается в его согласии на её брак с Солнцем. В родовом обществе это возможно, если только вопрошаемый является родственником спрашивающего, то есть «фараон» и Солнце – родственники. По восточнославянским источникам Солнце (Даждьбог или Ярило) и Перун - братья.

Кэлдэрары, 1935 год

Кэлдэрары, 1935 год

В упоминаемой выше болгарской мифологической песне «Солнце и Мария», жена Солнца упоминает «деверя Огняна» (Песни южных славян. М. 1976, с. 28). Деверь – это брат мужа, то есть у Солнца есть ещё один брат – Огонь. Из древнерусских источников мы знаем, что Огонь был Сварожичем, то есть сыном Сварога. Следовательно, и его братья Солнце (Дажьбог) и Перун тоже Сварожичи.

Сварогу присуща функция кузнеца, которого в восточнославянской традиции, помимо ковки металлов, просят «скуй нам свадебку крепко-накрепко». Однако, в песне «Солнце и Дана» по свадебному вопросу пара отправляется не к отцу, а к сыну. А в вайнахских легендах Перун « По краю Вселенной … сделал навесы из бронзы», то есть и тут Перун занимается делом своего отца Сварога. Два независимых источника, говорящих об одном и том же событии повышают его вероятность.

Знаменательно, что кэлдэрары, сохранившие для нас рассматриваемую песню «Солнце и Дана», как и их индийские предки (каста Дом) испокон веков были кузнецами. Возможно, именно в силу их ремесла, эта по сути славянская мифологическая песня была интересна цыганам – котельщикам. Судя по всему песня цыган кэлдэраров и вайнахские легенды отражают некий конфликт поколений славянских Богов. «Пиръон спорил с Богом», то есть воин Перун пытался захватить сферу деятельности своего отца Сварога - кузнечное ремесло, считавшееся волшебным и жреческое право решать вопросы брака.

В этой ситуации просматривается своего рода аналог индийской «революции кшатриев», когда «На место сакральной ортодоксии приходит сакральная гетеродоксия, новые культы, новые модели традиции, ставящие касту воинов в привилегированное положение в ущерб касте жрецов… В Политическом начинает преобладать динамическое, силовое, подвижное начало, постепенно освобождающееся от направляющей осевой полярной инстанции. «Революция кшатриев» не ниспровергает Традицию, она меняет ее пропорции. Это не десакрализация, это замена одной сакральности на другую, более хаотичную и приземленную, подверженную страстным порывам и эмоциональным решениям. Баланс между концентрацией и экспансией меняется в пользу экспансии…» (А.Дугин. Философия политики. Глава 5).

Это очень важно, так как выводит славянскую мифологию на новый уровень, делает её более «живой», «объёмной», не статичной. А так же всё вышеизложенное позволяет связать мифологические сюжеты с историческими событиями, так как именно такими, с «динамическим, силовым, подвижным началом», почитающими «одного бога, повелителя молний», которому приносят жертвы сами воины без помощи жрецов, описываются славянские племена в письменных источниках 6-8 веков н.э.

Низкий поклон цыганам – кузнецам племени кэлдэраров за сохранение славянской мифологии.

Низкий поклон цыганам – кузнецам племени кэлдэраров за сохранение славянской мифологии.

Благодарю Д. Салова за поиск, нахождение и предоставление источника – песни кэлдэраров «Солнце и Дана».

Т. Блинова


Просмотров: 1611
Рекомендуем почитать



Популярное на сайте
Заповеди Бога Сварога Пугачев в темнице Вещая птица Гамаюн Турецкий султан пишет письмо Плач домовых — чудесная легенда Аспид